4 года спустя я поставлю здесь лагерь в долине Тульйока

В 2010-м году мы вдвоём с Константином Бенкеным отправились в Хибины летом, чтобы посмотреть, как выглядит в горах Полярный день. Маршрут мы тогда составили через долину Тульйока, озеро Академическое, Касканюнйок и, конечно, долину Кунийока. Нас ждал заваленный снегом перевал Безымянный, шумные водопады и тающий лёд. Тогда, замёрзнув и выбившись из сил, съезжая с Безымянного, мы поставили палатку где-то в верхнем течении Тульйока и вниз ходили уже налегке.
Но рассказ сегодня не об этом.

Маленькое полигональное озеро в верховьях Тульйока
Маленькое полигональное озеро в верховьях Тульйока. 2010. EF 17–40mm f/4L USM, , ƒ/9 ISO, 200, 1/160″. stock 242504494.

Ещё в городе, рассматривая спутниковые снимки, я нашёл несколько едва заметных озёр на плоском месте, которых нет на генштабовской карте. Они лежат в стороне от реки. Мне захотелось посмотреть на них „живьём“, благо идти не так далеко. Тогда мне очень понравилось это открытое место в стороне от троп, затерянное на просторах долины. Читать далее «4 года спустя я поставлю здесь лагерь в долине Тульйока»

Iconic Hibiny mountains landscape

How does Russia above the Arctic circle look like?

This is how.

Iconic Hibiny mountains landscape with cloudy evening sky and bright colorful taiga forest reflected in shallow Polygonal lake, Russia above the Arctic circle
EF-S 10–22mm f/3.5–4.5 USM, , ƒ/9 ISO, 100, 1/50″. stock 244892119

It is central part of Hibiny mountains where Polygonal lakes are located in Kunijok valley. If you are lucky enough (you definitely will, if you spend a few days here to keep an eye on weather) in some evening you are given a chance to capture all the essentials of Hibiny: mountain ridge, shallow lake with lots of lichen covered rocks and a perfect reflection of bright and colorful northern taiga forest in this still water.

This beauty of Russian North inspires me to come here in another autumn to hike the happy path and photograph the scene.
Cold or wind can't stop me.

Вечерний Рисчорр

Когда весь день дует ветер, когда на любимых Полигональных озёрах совершенно невозможно поймать отражения, радуешься даже малейшему затишью, особенно если в этот момент прийти в красивое место.

Вечерний Рисчорр
Вечерний Рисчорр. EF 17–40mm f/4L USM, поляризационный фильтр Marumi Super DHG, градиентный фильтр Formatt HD ND Soft Edge .6 4×4.5" , ƒ/13 ISO, 100, 1/2.5″. stock 222369946

Наступивший вечер не сравнить с той феерией цвета, которую мы с Евгением Тимашёвым фотографировали в прошлом году. Однако и сейчас тёплые лучи солнца подсвечивали гору Рисчорр, а карликовые берёзки, ивы и лишайники заиграли насыщенными красками на переднем плане у малого Полигонального озера.

Юмекорруай и Аку-Аку


Вид на расщелину Аку-Аку, озеро Большая Имандра и горы Мончетундры со склона Хибинпахкчорра

После высокого и холодного плато Юдычвумчорр, после ветра с дождём в верховьях Часнайока мы преодолеваем кажущийся теперь совсем детским перевал Юмекорр и попадаем в Аку-Аку. Южная часть этой глубокой расщелины заросла таёжным лесом, через который течёт бойкий безымянный ручей, впадающий в Юмекорруай. Тот если и шире, то совсем чуть-чуть, но зато с названием. Места здесь очень живописные, и мы с Мишей по плану собирались остаться здесь на две последние ночёвки, отъесться хорошенько и походить налегке.


Водопадик у слияния ручья Аку-Аку и Юмекорруай

Посередине Аку-Аку, где ручей делает крутой поворот перед лазурным озером, есть пара стоянок для больших групп. Естественно, они всегда заняты. Зная, что недалеко есть несколько хороших мест, мы пришли сюда за другим. Если перейти ручей у широкого уступа с водопадом и забраться по осыпи наверх, то оттуда можно лицезреть широкий вид на озеро Большая Имандра и окрестности к западу от Хибин, а на закате поймать интересный свет. Да и Аку-Аку отсюда выглядит не масштабным ущельем, а небольшой трещиной. Передний план пейзажа дополняет лишайниковая плешь на более пологом участке склона.
Читать далее «Юмекорруай и Аку-Аку»

Заповедник на Урале

Я иду на восток по тайге. Перешагиваю черничные кочки, обхожу двухметровые пни и пролезаю под упавшими пихтами. Идти через болотистый лес с шелковистым хвощём приятно, перешагивать через высохшие весенние ручейки занятно, проходить через папоротниковые заросли трудно. Тропинок здесь нет, дорог – уж тем более нет и в помине. Есть лес и есть место, куда нужно прийти. Место это высоко, и там тоже сыро, но нет деревьев. Это тундра. Чем дальше продвигаешься на восток, тем выше поднимается местность, переходя постепенно из лесов в горную страну. Вынырнув из непролазной тайги, поднявшись по огромным валунам и осыпям наверх, я оказываюсь на вершине островка в море тайги. На западе до горизонта волнуется лес, кое-где разрезанный зеркалом речки или уступивший место болоту. На востоке, на юге и севере тайга исчезает, а вместо неё все выше и выше воздымаются горные хребты. На пустых просторах горной тундры уже не чувствуешь себя зажатым между стволов деревьев и не ожидаешь постоянно внезапной встречи с медведем. Кажется, здесь никого нет, разве что странно куликающие птицы там, где заканчивается высокотравье лугов, или неожиданно появляющиеся из тишины олени. Они быстро, аккуратно, грациозно бегают по тундре, удивлены и интересуются появлением человека не менее, чем мы сами.

Заповедник – не место для людей, и в нём всё свидетельствует об этом. Тропы отсутствуют, о сотовой связи можно забыть. А мы, учёные, приезжаем сюда, чтобы понять, как существует жизнь, как устроен лес сам по себе. Попасть сюда можно почти только по реке, но и она, обмелевшая, как обглоданная, сильно затруднила наш подъём в верховья Печоры. Традиционно здесь люди пользуются длинными смолёными чёрными лодками. Все они вышли из рук одного мастера, а моторы на всех разные, от Nissan и Tohatsu до советских "Ветерков". Будто в средневековье, те немногие люди, что живут здесь на кордонах, связаны с рекой. Эта жизнь – на краю или даже за краем. На краю реки и леса, на краю горной страны и равнины, мира людей и мира, где людей нет, не должно быть, и хорошо, что их нет. Жизнь здесь проходит вне времени, дней недели, чисел месяца. Нет 'завтра' и 'вчера', а есть 'сейчас'. Вместо близких людей и социума есть 'я' и 'всё остальное вокруг'. Атрибутика цивилизации замещается в сознании на вещи и понятия, нужные в природе. Деньги бесполезны, ключи не нужны, паспорт можно убрать в пакет и в дальний угол рюкзака.

И всё-таки цивилизация незримо простирается даже к самым дальним кордонам. Музыку пишут в городах, электронику придумывают в фирмах, нефть перерабатывают на заводах и куртки шьют на фабриках. В заповеднике почти нет следов жизни исконного населения, но даже на Ямале аборигены всё чаще пользуются алюминиевыми тазиками и бензиновыми горелками. Все люди на земле теперь вместе и зависят друг от друга...

Шежим/Седью, тысяча триста девятнадцать километров от дома.





Tech.: camera body Canon EOS 40D; Lenses: EF 17-40 f/4L USM, EF-S 60mm f/2.8 Macro USM, Sigma 150 mm f/2.8 Macro EX DG HSM, EF 300mm f/4L IS USM, EF-S 10-22mm f/3.5-4.5 USM, focusing rails, light disk, diffusive light disk, Marumi DHG Polarizer, Cokin 121M, remote switch, tripod.

Смотреть ещё фотографии из экспедиции.