Петроглифы папоротника

Петроглифы папоротника
Петроглифы папоротника. Phyllitis scolopendrium, 1:1.
Sigma 150mm f/2.8 Macro EX DG HSM, , ƒ/10 ISO, 100, 2″, фокус-стекинг 10 кадров в Zerene Stacker. stock 264495929.

Из наших папоротников самый колоритный в плане спороношения – Matteuccia struthiopteris (страусник обыкновенный), который отращивает специальные спороносные листья. Другие папоротники не могут похвастаться такими возможностями и просто имеют сорусы со спорангиями на нижней стороне листа. Однако наш кавказский листовник сколопендровый (листовник обыкновенный, Phyllitis scolopendrium) имеет свою „фишку“ – его сорусы собраны в характерные чёрточки снизу зрелых листьев (#3).

Сам папоротник искать не надо, он в изобилии растёт в буковом лесу и по каменистым берегам ручья, оставалось только найти чистый, красивый лист с правильными сорусами. Читать далее «Петроглифы папоротника»

Острова Такионлуодот | Takionluodot islands


Острова Такионлуодот. Туман на рассвете.
Тех.: Canon EOS 40D, EF-S 10-22 mm f/3.5-4.5 USM, градиентный фильтр Cokin P121M, штатив, пульт.

Острова Такионлуодот – это покатые скалы между мысом Ристиниеми и островом Петросари. Такой форпост суши в открытой Ладоге. Большой остров Такионлуодот в плане лопастной, с северной стороны смыкается почти вплотную с соседней лудой, заселённой чайками. В непогоду волна захлёстывает через эту щель в маленькую бухточку, которая набита подводными валунами. Самое интересное время для съёмки здесь – рассветные часы и время после заката, когда приятно делать снимки на долгих выдержках со скалами на переднем плане и размытой водой.


Панорама с видом на луды у острова Исо-Койрасари.

Как полагается, мы с Митей поднялись на рассвете взглянуть на погоду. Розоватую дымку утра озаряло солнце, порезанное облаками. Через пару минут солнце скрылось в белой пелене, с безмолвным шелестом наползавшей на берега. На Куркиниеми едва виднелись верхушки сосен, а Исо-Койрасари и ближайшие луды были перечёркнуты потоком тумана. Он постепенно таял и уходил вверх, а мы переключились на фотографирование камней, чтобы успеть позавтракать и уйти на Журавлиный мыс.
Смотреть другие фотографии...

Макро в Лехмалахти | Macro shoot in Lehmalahti


Δ   Троица. Мох кукушкин лён обыкновенный, Polytrichum commune.
Canon EOS 40D, Sigma 150mm f/2.8 Macro EX DG HSM, штатив, макрорельсы, пульт.
∇  Воронковидные кладонии.

Не найдя желающих пойти в маленькое лодочное фото-путешествие в шхеры Ладоги в хорошую погоду, поехал в своё любимое место на берегу Лехмалахти отдохнуть от города несколько дней и фотографировать макро. Место примечательно тем, что с доминирующей высоты открывается замечательный вид на Ладогу, рядом есть защищённое от ветров и непросматриваемое место для палатки, а среди множества микролокаций на скалах можно найти уйму сюжетов для макро. Если надоедают лишайники, можно пойти в лес снимать печёночницу, кислицу или седмичники. Вечером и на рассвете окрестности освещены как нельзя лучше для пейзажных кадров.
Ещё 16 фотографий...

Заповедник на Урале

Я иду на восток по тайге. Перешагиваю черничные кочки, обхожу двухметровые пни и пролезаю под упавшими пихтами. Идти через болотистый лес с шелковистым хвощём приятно, перешагивать через высохшие весенние ручейки занятно, проходить через папоротниковые заросли трудно. Тропинок здесь нет, дорог – уж тем более нет и в помине. Есть лес и есть место, куда нужно прийти. Место это высоко, и там тоже сыро, но нет деревьев. Это тундра. Чем дальше продвигаешься на восток, тем выше поднимается местность, переходя постепенно из лесов в горную страну. Вынырнув из непролазной тайги, поднявшись по огромным валунам и осыпям наверх, я оказываюсь на вершине островка в море тайги. На западе до горизонта волнуется лес, кое-где разрезанный зеркалом речки или уступивший место болоту. На востоке, на юге и севере тайга исчезает, а вместо неё все выше и выше воздымаются горные хребты. На пустых просторах горной тундры уже не чувствуешь себя зажатым между стволов деревьев и не ожидаешь постоянно внезапной встречи с медведем. Кажется, здесь никого нет, разве что странно куликающие птицы там, где заканчивается высокотравье лугов, или неожиданно появляющиеся из тишины олени. Они быстро, аккуратно, грациозно бегают по тундре, удивлены и интересуются появлением человека не менее, чем мы сами.

Заповедник – не место для людей, и в нём всё свидетельствует об этом. Тропы отсутствуют, о сотовой связи можно забыть. А мы, учёные, приезжаем сюда, чтобы понять, как существует жизнь, как устроен лес сам по себе. Попасть сюда можно почти только по реке, но и она, обмелевшая, как обглоданная, сильно затруднила наш подъём в верховья Печоры. Традиционно здесь люди пользуются длинными смолёными чёрными лодками. Все они вышли из рук одного мастера, а моторы на всех разные, от Nissan и Tohatsu до советских "Ветерков". Будто в средневековье, те немногие люди, что живут здесь на кордонах, связаны с рекой. Эта жизнь – на краю или даже за краем. На краю реки и леса, на краю горной страны и равнины, мира людей и мира, где людей нет, не должно быть, и хорошо, что их нет. Жизнь здесь проходит вне времени, дней недели, чисел месяца. Нет 'завтра' и 'вчера', а есть 'сейчас'. Вместо близких людей и социума есть 'я' и 'всё остальное вокруг'. Атрибутика цивилизации замещается в сознании на вещи и понятия, нужные в природе. Деньги бесполезны, ключи не нужны, паспорт можно убрать в пакет и в дальний угол рюкзака.

И всё-таки цивилизация незримо простирается даже к самым дальним кордонам. Музыку пишут в городах, электронику придумывают в фирмах, нефть перерабатывают на заводах и куртки шьют на фабриках. В заповеднике почти нет следов жизни исконного населения, но даже на Ямале аборигены всё чаще пользуются алюминиевыми тазиками и бензиновыми горелками. Все люди на земле теперь вместе и зависят друг от друга...

Шежим/Седью, тысяча триста девятнадцать километров от дома.





Tech.: camera body Canon EOS 40D; Lenses: EF 17-40 f/4L USM, EF-S 60mm f/2.8 Macro USM, Sigma 150 mm f/2.8 Macro EX DG HSM, EF 300mm f/4L IS USM, EF-S 10-22mm f/3.5-4.5 USM, focusing rails, light disk, diffusive light disk, Marumi DHG Polarizer, Cokin 121M, remote switch, tripod.

Смотреть ещё фотографии из экспедиции.

Флоробъекты

На островах Белого моря интересно снимать совершенно необычные организмы – лишайники, мхи, папоротники, которые демонстрируют причудливые формы и узоры.


Tight Landscapes | Укромные пейзажи. Полуфиналист «Золотая черепаха - 2008».
Canon EOS 40D, Sigma 150 mm f/2.8 EX DG HSM, штатив, макрорельсы, тросик, москитол. С уровня земли.


Папоротник


Мох кукушкин лён


Florobjects (White Sea Flora)

That's interesting to shoot very unusual plants on White Sea islands, lichens, moss or ferns, which show you surpdising shapes and patterns.