Хибинские обои для iPad

Сегодня для всех любителей Северных гор выкладываю обои для iPad в нативном разрешении.
Первая картинка снята в долине Кунийока – тут мы побываем с группой в сентябре. Фото рассчитано на альбомную ориентацию планшета.

Обои для iPad: Вечерний Рисчорр
Обои для iPad: Вечерний Рисчорр.
EF 17–40mm f/4L USM, , ƒ/13 ISO, 100, 1/2.5″. stock 222369946.
Загрузить JPEG 2048×1536 px.

На втором кадре – квадратном, который годится и для вертикальной, и для горизонтальной орентации планшета, – тундра у полигональных озёр в долине Тульйока. Сюда мы не пойдём в этом году, потому что путь неблизкий и тяжёлый.
Читать далее «Хибинские обои для iPad»

Заповедник на Урале

Я иду на восток по тайге. Перешагиваю черничные кочки, обхожу двухметровые пни и пролезаю под упавшими пихтами. Идти через болотистый лес с шелковистым хвощём приятно, перешагивать через высохшие весенние ручейки занятно, проходить через папоротниковые заросли трудно. Тропинок здесь нет, дорог – уж тем более нет и в помине. Есть лес и есть место, куда нужно прийти. Место это высоко, и там тоже сыро, но нет деревьев. Это тундра. Чем дальше продвигаешься на восток, тем выше поднимается местность, переходя постепенно из лесов в горную страну. Вынырнув из непролазной тайги, поднявшись по огромным валунам и осыпям наверх, я оказываюсь на вершине островка в море тайги. На западе до горизонта волнуется лес, кое-где разрезанный зеркалом речки или уступивший место болоту. На востоке, на юге и севере тайга исчезает, а вместо неё все выше и выше воздымаются горные хребты. На пустых просторах горной тундры уже не чувствуешь себя зажатым между стволов деревьев и не ожидаешь постоянно внезапной встречи с медведем. Кажется, здесь никого нет, разве что странно куликающие птицы там, где заканчивается высокотравье лугов, или неожиданно появляющиеся из тишины олени. Они быстро, аккуратно, грациозно бегают по тундре, удивлены и интересуются появлением человека не менее, чем мы сами.

Заповедник – не место для людей, и в нём всё свидетельствует об этом. Тропы отсутствуют, о сотовой связи можно забыть. А мы, учёные, приезжаем сюда, чтобы понять, как существует жизнь, как устроен лес сам по себе. Попасть сюда можно почти только по реке, но и она, обмелевшая, как обглоданная, сильно затруднила наш подъём в верховья Печоры. Традиционно здесь люди пользуются длинными смолёными чёрными лодками. Все они вышли из рук одного мастера, а моторы на всех разные, от Nissan и Tohatsu до советских "Ветерков". Будто в средневековье, те немногие люди, что живут здесь на кордонах, связаны с рекой. Эта жизнь – на краю или даже за краем. На краю реки и леса, на краю горной страны и равнины, мира людей и мира, где людей нет, не должно быть, и хорошо, что их нет. Жизнь здесь проходит вне времени, дней недели, чисел месяца. Нет 'завтра' и 'вчера', а есть 'сейчас'. Вместо близких людей и социума есть 'я' и 'всё остальное вокруг'. Атрибутика цивилизации замещается в сознании на вещи и понятия, нужные в природе. Деньги бесполезны, ключи не нужны, паспорт можно убрать в пакет и в дальний угол рюкзака.

И всё-таки цивилизация незримо простирается даже к самым дальним кордонам. Музыку пишут в городах, электронику придумывают в фирмах, нефть перерабатывают на заводах и куртки шьют на фабриках. В заповеднике почти нет следов жизни исконного населения, но даже на Ямале аборигены всё чаще пользуются алюминиевыми тазиками и бензиновыми горелками. Все люди на земле теперь вместе и зависят друг от друга...

Шежим/Седью, тысяча триста девятнадцать километров от дома.





Tech.: camera body Canon EOS 40D; Lenses: EF 17-40 f/4L USM, EF-S 60mm f/2.8 Macro USM, Sigma 150 mm f/2.8 Macro EX DG HSM, EF 300mm f/4L IS USM, EF-S 10-22mm f/3.5-4.5 USM, focusing rails, light disk, diffusive light disk, Marumi DHG Polarizer, Cokin 121M, remote switch, tripod.

Смотреть ещё фотографии из экспедиции.

Хибины в полярный день

Константин Бенкен с вязанкой хвороста для костра. Кукисвумчорр, полночь
Константин Бенкен с вязанкой хвороста. Кукисвумчорр, полночь.

Горы Хибины уверенно можно назвать краем не только каменным, но и водным. Вода повсюду, от вершин и плато до рек, разнообразных водопадов и проточных озёр-болот.

Космос Заполярья – панорама
"Космос Заполярья". Озеро Академическое, полночь полярного дня. Панорама из 11 кадров.
Tech.: Canon EOS 40D, EF-S 10-22mm f/3.5-4.5 USM, Cokin 121M, remote switch, tripod.

Впервые увидев настоящий водопад в Хибинах, я понял, что это будет моей любимой темой здесь: водопады в контексте пейзажа, струи воды, брызги и ручейки. Самыми красивыми водопады выглядят осенью, но в полярный день мы поехали, чтобы посмотреть, как это ощущается, когда солнце не заходит, и как при этом можно фотографировать.


Ночной вид на Рисчорру от каскада ручейков и водопадов в долине Северного Касканюнйока.
Tech.: Canon EOS 40D, EF-S 10-22mm f/3.5-4.5 USM, Cokin 121M, remote switch, tripod.

И действительно, в полярный день наиболее выигрышное время для съёмки воды – ночь. В долинах солнце напрямую не светит, оставаясь в тени гор, и освещение получается очень мягкое, рассеянное и неяркое. Разумеется, при этом удобно снимать со штатива на долгих выдержках, получая гладкий рисунок струек и потоков воды. Волшебность картины дополняется холодным светом, когда вода не жёстко-белая, как днём, а в оттенках голубого, и к тому же хвоя елей вокруг выглядит более пушисто при ночном освещении.


Широкий Красивый водопад в долине Северного Касканюнйока.
Tech.: Canon EOS 40D, EF-S 10-22mm f/3.5-4.5 USM, Marumi DHG Polarizer, remote switch, tripod.

Водопады в Хибинах разные, с индивидуальностью: грохочущий водопад на Рисйоке с двумя большими уступами и двумя ваннами, который посещают чаще всего; впечатляющий 100-метровый каскад на ручье в верхнем течении Тульйока, разветвляющийся дихотомически в нижней части; суровый уступ на Южном Касканюнйоке в двух километрах от озера Академического; милые ручейки, впадающие в Северный Касканюнйок; каскады водопадов на больших высотах Партомчорра, где ветер дует так, что порой забрасывает всю стекающую воду обратно наверх. На топокартах водопады никак не обозначены, в отличие от рек, ручьёв, озёр и гор, имевших значение для Саамов. Но водопады так интересны, что, мне кажется, следует давать им названия согласно местной топонимике.

Высокий Бурный водопад на склоне горы Партомчорр
Высокий Бурный водопад на склоне горы Партомчорр.
Tech.: Canon EOS 40D, EF-S 10-22mm f/3.5-4.5 USM, Cokin 121M, remote switch, tripod. , ƒ/14 ISO, 100, 1/20″.

Но до водопадов добрались мы не сразу. Сначало нужно было попасть в долину Тульйока. Со стороны Кировска для этого возможны два способа, один – через рудник и Ворткеуайв, а второй, покруче и чуть подлиннее, через перевал Безымянный. Мы выбрали второй способ, потому что не хотели ходить по карьерам, где добывают апатиты, и по пути ещё посмотреть на Кукисвумчорр.

Перевал Безымянный
Перевал Безымянный.
Tech.: Canon EOS 40D, EF-S 10-22mm f/3.5-4.5 USM, Cokin 121M, remote switch, tripod. , ƒ/9 ISO, 100, 1/60″.

По автомобильной дороге можно легко доехать до песчаного карьера, а дальше подниматься на восток к перевалу. Мы были готовы к холодной погоде, но не ожидали такого количества снега уже во второй половине июня. Подъём в верхней части был в основном по снегу, а с восточной стороны склон был в снегу абсолютно весь, и мы съезжали на ногах, притормаживая палками, примерно 400 метров по высоте. Только внизу на относительно ровном участке, где лежит огромная каменная глыба с отколовшейся четвертинкой, стали появляться незаснеженные лишайники.

Константин Бенкен и Григорий Пожванов на спуске с перевала Безымянный
Константин Бенкен и Григорий Пожванов на спуске с перевала Безымянный.
Tech.: Canon EOS 40D, EF-S 10-22mm f/3.5-4.5 USM, Cokin 121M, remote switch, tripod. , ƒ/8 ISO, 200, 1/40″.

В долине Тульйока мы на пару ночей остановились, ходили на водопады, проточные озёра, подобные тем, что в долине Касканюнйока. Только здесь с озёр открываются красивые виды в сторону Умбозера и Ловозёрских тундр. Потом сходили на разведку на Академическое, чтобы с рюкзаками не пробиваться понапрасну сквозь сугробы.

Река Тульйок
Река Тульйок.
Tech.: Canon EOS 40D, EF-S 10-22mm f/3.5-4.5 USM, Cokin 121M, remote switch, tripod. , ƒ/10 ISO, 200, 1/20″.

Оказалось, что озеро освободилось ото льда лишь на восьмую часть, вокруг было холодно, никаких растений, только мхи и голые камни. Но над озером висела звенящая тишина, вода была гладкой, и ощущение сказочности дополнялось идеальным отражением заснеженного цирка на склоне Кукисвумчорра в оттаявшей части озера.

Вид на озеро Академическое с плато Кукисвумчорр
Вид на озеро Академическое с плато Кукисвумчорр.
Tech.: Canon EOS 40D, EF-S 10-22mm f/3.5-4.5 USM, Cokin 121M, remote switch, tripod. , ƒ/13 ISO, 100, 1/20″.

На Академическом во второй вечер было такое же тихое состояние, что накануне, и на следующий день немного потеплело. Недалеко от палатки кулики высиживали четыре яйца, и убедительно изображали манёвр „отвлечение от гнезда“, когда кто-то из нас отходил от лагеря почистить зубы к месту стока воды из озера.

Вид на хребет Поачвумчорр с плато Кукисвумчорр
Вид на хребет Поачвумчорр с плато Кукисвумчорр.
Tech.: Canon EOS 40D, EF-S 10-22mm f/3.5-4.5 USM, Cokin 121M, remote switch, tripod. , ƒ/14 ISO, 100, 1/20″.

Находясь на Академическом сложно не слазить на Кукисвумчорр, побродить по арктической пустыне на плато, посмотреть на Ловозёры и гряду Пачвумчорр. Кроме того, на южных склонах Кукисвумчорра в прямой видимости оказывается вышка Мегафона, можно позвонить и посмотреть электронную почту :)

Хибины, август 2009 г. | Hibiny, aug. 2009

24 часа и одна минута. РЖД поражает точностью. Теперь мы в Имандре. Это тысяча с лишним километров от дома. Включаю поиск новой локации, чтобы запомнить точку 'Станция' в GPS, и соображаю, что тут все не так, как представлялось. Легкий ветерок с северо-востока, воздух теплее, чем в Петербурге, чистое небо и воды большого озера за железной дорогой. Хм, вообще-то мы ехали за Полярный круг...


Смотреть галерею (Flash)

Нам сказочно повезло с погодой: в августе ходили по горам в одной футболке, не вытаскивали дождевик, а GPS в основном просто записывал трек и разрешал споры о том, где делать привал. В этом плане нас поездка, к счастью, ничему не научила. Конечно, хотелось бы иметь savepoint-ы на Южном Чорргоре, нужно было не тащить столько консервных банок, а взять вместо них побольше крупы и еще один баллончик с газом. Рюкзак 40 кг носить в горах тяжеловато.
Лишних вещей у меня не было, разве что элементов питания для фотоаппарата я набрал с большим запасом: 3 штатных кэноновских аккумулятора, еще батарейки AA в две смены для батарейного блока, радиостанции и GPS. Вместо этого можно было прихватить еще один объектив :)

В моем представлении Хибины должны были быть мрачными и впечатляющими своей суровой мощью горами заполярного края. Узкие ущелья, заваленные огромными глыбами, поросшими скудными лишайниками, почти вертикальные стенки, свистящий ветер и моросящий дождь - вот к чему морально готовился.

Суровость и мрак в Хибинах стоит искать в ущельях Юмекорр и Аку-Аку. Но даже в конце Аку-Аку за бирюзовым озерцом природа резко меняется: по дну ущелья весело журчит ручей, а вокруг растут высокие ели. Аку-Аку в северной части имеет почти отвесные склоны, на которых видны следы свежих камнепадов, там гранит темно-серого цвета, и тропинка огибает громадные валуны. В Юмекорр нелегко забираться, и ущелье оставляет неприятные впечатления: ощущение пугающей неизвестности за острыми скалами, сильный ветер в центральной части. Там люди соорудили веху из камней, и из нее торчат палки сигнальных ракет. Зато после ущелья следует быстрый спуск в долину ручья Меридионального - совсем тихие места, где наконец-то нет сигнала сотовой сети. Здесь в окружении гор можно приобщиться к настоящей северной природе.

По-настоящему в сказке мы ощущали себя в долине Кунийока. К тому времени мы прошли уже второй перевал и совсем очистились от цивилизации. Живописность и гостеприимность долины казалась удивительной после вида, представшего нам на закате на перевале Южный Чорргор. За спиной оставался звонкий Меридиональный, далекие дали, озеро Большая Имандра и станция. Впереди, сколько хватает обзора - безжизненные глыбы гор, кое-где желтоватые от лишайников. Моррдор на десятки километров на восток. Однако вскоре показалось подперевальное озерцо, потом русло бурного потока, в августе, правда, сухое. Мы направились к каскаду проточных озер к западу от реки и остановились там на несколько дней обследовать окрестности и пофотографировать.

Не покидавшее меня днем очарование эльфийской сказки только усиливалось к ночи. Над озерами поднимался густой туман, восходила луна вслед за закатом солнца. Долина со всех сторон окружена пологими горами, перед ними в ночной тишине торчат из тумана верхушки елей. Издалека доносится только приглушенное журчание Кунийока на перекатах и иногда шум водопада Рисйок.
Мы фотографировали на озерах и болотцах, сходили к водопаду Рисйок в сторону Рисчорры, залезали на маленькие плато с отличным видом на Тахтарпорр. И с опаской посматривали на узкую расщелину в хребте - перевал Северный Чорргор. Хорошие фотографии уже сделаны, осталось только вынести их из Хибин.

Обратную дорогу к станции проделали на одном дыхании. Накануне изготовили себе палки, чтобы уверенно чувствовать себя на снежнике. Утром взобрались на Чорргор, посмотрели на 'дискотеку' наверху и отправились по длинному пологому пути на запад. По тропе навстречу нам прошли несколько групп туристов довольно кислого вида, шедших в гору не один час подряд. Сгущались облака, предвещая непогоду, и к вечеру стал моросить мелкий дождь. Утром мы собрали мокрые палатки, показали фигу тучам, сели в поезд и уехали. В Хибинах закончилось лето.


Tech.: Canon EOS 40D, EF 17-40 f/4L USM, EF 50mm f/1.4 USM, EF-S 10-22mm f/3.5-4.5 USM, Marumi DHG Polarizer, Cokin 121M, remote switch, tripod.

Вид на озеро Большая Имандра


Canon EOS 40D, EF 50mm f/1.4 USM.

Снято с горы у ущелья Крест на второй день нашей автономки по Хибинам в августе 2009 г.

View of Large Imandra Lake

I have made this photograph on second day of our photo-exhibition to Khibiny mountains in aug. 2009.