Церковь Ильи Пророка в Ярославле

Церковь Ильи Пророка в Ярославле
Церковь Ильи Пророка. Fujifilm X100T, Fujinon 23mm f/2.0 Aspherical Super EBC,  f/9 ISO 200 1/250″.

Оказавшись на Советской площади в Ярославле, всего в полукилометре от Спасо-Преображенского монастыря в самом центре города, оглядываясь на красные с серпом и молотом бело-сине-красные флаги, можно легко пройти мимо замечательной церкви Ильи Пророка, если не знать о ней заранее. Казалось бы, ну церковь и есть церковь, чего удивительного?

Церковь Ильи Пророка в Ярославле
Церковь Ильи Пророка в Ярославле. EF 70–300mm f/4.5–5.6 DO IS USM,  f/9 ISO 400 1/200″.

Но мы пришли сюда прицельно, зная, что эта церковь – настоящая жемчужина архитектуры. И всё равно были поражены её великолепием. Речь не идёт о конусообразной крыше колокольни, выполненной в ярославской традиции, и не о зелёных главках, и даже не о русских изразцах в декоре ограды или расписанном фронтоне входа.

Церковь Ильи Пророка в Ярославле: русские изразцы в декоре ограды церкви
Церковь Ильи Пророка в Ярославле: русские изразцы в декоре ограды. EF 70–300mm f/4.5–5.6 DO IS USM,  f/6.3 ISO 400 1/200″.

То, что действительно поражает воображение – это фрески. От пола до потолка, до боковых поверхностей стены у окна, до внутренней части барабанов у главок, которые и видишь-то лишь по касательной, – всё покрыто росписью, которая не только дошла до наших дней с XVII века, но и замечательно отреставрирована. Я даже не могу сказать, что есть ощущение путешествия во времени, перемещения на столетия назад. Всё слишком ярко, насыщенно, всё слишком настоящее, чтобы быть реальностью.

Церковь Ильи Пророка в Ярославле: внутреннее убранство и фрески
Церковь Ильи Пророка в Ярославле: внутреннее убранство и фрески. EF 17–40mm f/4L USM,  f/7.1 ISO 3200 1/20″.

Все пишут, что церковь большая и просторная. Не могу сказать, что в ней тесно, наверное, разглядывая росписи, просто перестаёшь думать о внутренних объёмах постройки.
Читать далее «Церковь Ильи Пророка в Ярославле»

Кижи: заповедник русской души

Дом зажиточного крестьянина Ошевнева, музей-заповедник Кижи
Дом зажиточного крестьянина Ошевнева, музей-заповедник Кижи. Fujifilm X100T, Fujinon 23mm f/2.0 Aspherical Super EBC,  f/8 ISO 400 1/60″.

Небольшой, но всё же достаточно шумный Петрозаводск остался позади, грохочущий дизель „Метеора“ выключен после швартования к пристани. Ступаешь на землю острова Кижи и ощущаешь удивительное спокойствие и умиротворение. Окружение уникальных деревянных постройек прошлых веков естественным образом переключают сознание туристов. Это ощущение тишины и необыкновенности места приходит ещё на подходе к острову, пока судно идёт по Онежскому озеру. Однообразная водная гладь открытого пространства Онеги сразу за Гарницким островом с маяком сменяется узкими шхерами. Когда „Метеор“ огибает очередной мыс, за бортом показывается ещё одна прибрежная деревня, потом ещё одна и створные знаки, снова небольшой маяк, берег с нарядными жёлтыми берёзками, ели, снова деревня с пристанью... И вот наконец впереди появляется церковь Преображения Господня на Кижском погосте. Издалека кажется, будто это космический корабль на стартовой площадке как бы парит в воздухе. Оказывается, храм реставрируют, перебирая венцы сверху вниз, и верхняя часть постройки действительно находится в отрыве от нижней, поднятая на домкратах. Если бы не эта маленькая деталь, то в ста метрах от пристани ничего не напоминает о XXI веке.

Вид на юго-западную часть острова Кижи с воды Онежского озера
Вид на юго-западную часть острова Кижи с воды Онежского озера.  f/8 ISO 320 1/200″.

Церковь Преображения Господня за оградой Кижского погоста
Церковь Преображения Господня за оградой Кижского погоста.  f/8 ISO 320 1/160″.

Тишину время от времени нарушает колокольный звон, доносящийся из часовни Михаила Архангела, что на узкой южной оконечности острова.
Читать далее «Кижи: заповедник русской души»

Гармония тишины | Ладожские шхеры в июле

Найсмери – вид с острова Кярпянсари Вечер на Хепосари
Найсмери – вид с острова Кярпянсари. EF 17–40mm f/4L USM, поляризационный фильтр Marumi Super DHG, градиентный фильтр Formatt HD ND Soft Edge .6 4×4.5";  f/11 ISO 100 2′ . stock 287960444 , stock 287960438 .

Солнце медленно опустилось за горизонт, протыкая клочки облаков острыми ярко-жёлтыми лучами. Окружающий пейзаж быстро меняет оттенки на холодно-голубые, облачка растворяются в оранжевом зареве послезакатного неба.

Закат над Куркийокским заливом
Хепосаари, закат над Куркийокским заливом. EF 70–300mm f/4.5–5.6 DO IS USM,  f/11 ISO 100 1/13″. stock 287960447 .

Постепенно зарево угасает, и с соседних островов натягивает плотный, почти что осязаемый туман. На шхеры Ладожского озера опускалась ночь.

Мы садимся в лодку, и, плавно отгребая от берега, решаем, куда пойти. В белые ночи на Ладоге фотографировать можно почти круглосуточно, поэтому весь вопрос в том, что именно хочется снимать в данный момент. Сегодня мы просто обходим Хепосаари кругом, и заваливаемся спать ненадолго, чтобы успеть на рассвете на юго-восточный мыс Пятякянсаарет.

Полночь в тумане
Полночь в тумане. Хепосаари, Пятякянсарет. EF 70–300mm f/4.5–5.6 DO IS USM,  f/9 ISO 100 20″. stock 287960435 .

Утром стало понятно, что можно спать спокойно до обеда. Плотные тучи над нами и до горизонта, слегка моросит дождик. Замечательно, под него так сладко спится!
Отправимся на мыс вечером. Может быть, повезёт со светом.
Читать далее «Гармония тишины | Ладожские шхеры в июле»

Суздаль, февраль | Suzdal' in February

   

В Суздале побывал благодаря школе-конференции по биологии растительной клетки.
Моё первое впечатление – уютный провинциальный городок. Потом – обилие церквей, которые буквально мозолят глаза. И непонимание того, как же они тут сохранились. Ах да, здесь же не было всё стёрто с лица земли, как на северо-западе. Архитектура на Суздальской земле - из самого старого, что у нас есть.
Читать далее «Суздаль, февраль | Suzdal' in February»

Рязань, апрель 2009

Мы застряли в Рязани на два дня в пути на солёное озеро Эльтон.
Если бы не непредвиденные обстоятельства, переночевав в гостинице Ловеч, двинулись бы дальше. Кстати, гостиницу я бы порекомендовал Вам, если будете проезжать этот город. Расположена недалко от вокзала, недорогие номера, и что особенно замечательно, для всех гостей открыт бесплатный доступ в интернет по Wi-Fi. Написано, что электричество в номере включается по магнитной карте гостя, но реально в рубильник можно запихать любую дисконтную карту столичных супермаркетов, и всё заработает.

Вернёмся в город. Сначала покажу позитивные фотографии, на которых постройки Рязанского кремля выглядят чистенькими и ухоженными.


Вид на Рязанский кремль со стороны реки Трубеж.
Canon EOS 40D, EF 17-40 f/4L USM, Marumi DHG Polarizer, remote switch, tripod.




В целом же город произвёл на меня тягостное впечатление. Мало того, что мы застряли, впечатление усугублялось грязью, замусоренностью буквально каждого квадратного метра земли, стоит только отойти от магистральных улиц. Мне всегда интересно после осмотра достопримечательностей походить по задворкам: так что ли понятнее становится атмосфера города, впечатление полнее и ближе к точке зрения аборигенов, плюс всегда интересно снять памятники с оригинального ракурса. Вот с последним-то и было всё очень грустно. Кремль сам по себе и то чистый только с парадной стороны. Далее что-то отгорожено полосатой лентой, где-то ведётся реставрация, а за деревянным забором посреди второго двора ведутся раскопки, лишнюю воду откачивают насосом в Оку.

Совсем грустно стало дальше, если пройти через ворота кремля, что ведут к пристани на р. Трубеж (приток Оки), повернуть направо и, пройдя по улице, спуститься к речке Лыбедь.


Склоны выглядят шокирующе даже для нас, русских, но горы мусора, похоже, не смущают местных фифочек на шпильках, срезающих путь в центр через Рыбацкую ул.

По улице Рыбацкой и соседней Лесопарковой стоит пройтись, не глядя на хлам, а сосредоточившись на доживающих свой век деревянных дореволюционных постройках. Все аборигены справедливо уверены, что дни этих изб уже сочтены.


Разговорившись с пожилыми женщинами, попросил разрешения сфотографировать их на лавке перед домом, они согласились, взяв с меня обещание не вывешивать на сайт знакомств.

Наткнувшись на этот дом #26 по Рыбацкой, я подумал, что из него уже выгребли всё, подготовив к уничтожению (а какая-то придурковатого вида местная девица, увидев у меня проф. камеру, поинтересовалась, не я ли выкупаю участок под снос). Но нет, пока прошёл вдоль двора, выбирая ракурс, заметил в окне бабулю пенсионерку. Вот, оказывается, этот дом — жилая помойка, через полиэтиленовые пакеты, гниющие бутылки у калитки идёт еле заметная дорожка к крыльцу.

На левом замусоренном берегу Лыбеди, по рассказам местных, на птичьих правах стоят несколько домов старообрядцев. Один-два дома сползли по склону в их сторону со стороны кремля, несколько были сожжены. Если пробраться сквозь ивовые заросли, утыкаешься в забор, промасленный и чёрный, за которым рыскают полуголодные злющие собаки. Оттуда снять что-либо показалось неинтересно, поэтому сделал кадр с противоположного берега, через дым от костра, в котором местный дед сжигал сырые листья.

Потом вернулся наверх в кремль пофотографировать по вечернему свету некоторые архитектурные элементы и декор церквей кремля. Как всегда, меня привлекают запоры и щеколды на старинных дверях.

Ryazan', April 2009

Theese photoraphs were taken during our stay in town while travelling to salt lake Elton in Volgograd region. Sorry, no futher translation of original text is provided.